Главная
 
Поговорим о танках


Приветствую Вас Гость | RSS
Понедельник, 24.07.2017, 13:36Главная
Мы помним
ОБД Мемориал

Меню сайта

Категории раздела
Общий раздел [13]
Бронетехника CCCP [6]
Бронетехника Германии [8]
Бронетехника других стран [15]
Экспериментальные образцы [42]

Узнай подробнее

Статистика сайта
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Бронетехника других стран

Польский легкий танк 7ТР


Как и многие другие страны, которые обрели независимость после Первой Мировой Войны, Польша долгое время ориентировалась на закупки иностранной техники. Первые танки были получены из Франции в 1919 г. – как известно, это были Renault FT-17 вполне удачно воевавшие на Западном фронте, а затем принявшие участие в войне с Советской Россией. Именно они составляли основу польских танковых сил вплоть до 1931 г. пока не назрела необходимость заменить порядком устаревшие машины. Рассматривалось несколько вариантов, среди которых в лучшую сторону выделялись американский М1930 конструкции Кристи и британский Vickers Mk.E (у нас он более известен как "виккерс 6-тонный"). С американцами договориться не удалось главным образом из-за попытки сэкономить побольше денег, поэтому пришлось обратиться к фирме Vickers, чей танк уже приглянулся советской делегации и послужил прототипом для будущего Т-26.
В 1930 г. польская делегация подписала контракт на поставку 50 танков, из которых 12 предстояло собрать своими руками. Танк произвел положительное впечатление, но нашелся и целый ряд недостатков - тонкое бронирование, слабое вооружение (состоявшее только из пулеметов), ненадежный двигатель. Кроме того, стоимость одного Mk.E составляла порядка 180.000 злотых, что было немалой суммой. В связи с этим в 1931 году польское правительство приняло решение разработать на его основе собственную боевую машину.

Работы по модернизации танка были развернуты в конце 1932 года силами конструкторского бюро бронетанковой техники Военного инженерно-исследовательского института и Государственных инженерных предприятий (PZInż). Надежды на новую машину возлагались немалые - достаточно сказать, что контракт на поставку первой партии танков был подписан 19 января 1933 года, а проектирование было завершено только 24 июня.
Ходовая часть без изменений перешла от "виккерса”. Применительно на каждый борт она состояла из четырех двухкатковых тележек, сблокированных попарно с подвеской на листовых рессорах, 4-х поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Гусеничная цепь - мелкозвенчатая, со 109 стальными траками шириной 267 мм. Длина опорной поверхности гусениц составила 2900 мм.
Корпус был доработан путем установки бронированного кожуха над моторным отделением. Бронирование танка усилили: толщину лобовых листов довели до 17 мм, бортовых – до 13 мм. Вооружение состояло из двух 7,92-мм пулеметов wz.30 в каждой башне.
Вооружение оставалось чисто пулеметным и располагалось в двух цилиндрических башнях, по конструкции аналогичных британским. Пулемет Browning wz.30 калибра 7,92-мм мог вполне относиться к классу "тяжелых". Он имел скорострельность порядка 450 выстрелов в минуту, максимальную дальность составляла 4500 метров и начальную скорость пули 735 м\с. На дистанциях до 200 метров "браунинги" пробивали 8-мм броню и могли успешно поражать легкобронированные цели, вроде немецких "тазиков" Kfz.13. Боезапас к обоим пулеметам составил 6000 патронов. Для защиты ствола с жидкостной системой охлаждения польские инженеры применили цилиндрические кожухи. Каждая из башен могла вращаться на 280град.. Углы вертикального наведения пулеметов колебались в пределах от -10° до +20град.. Конструкция пулеметной установки была выполнена с таким расчетом, чтобы вместо "браунинга" можно было установить 7,92-мм пулеметы Hotchkiss wz.35 или Maxim wz.08.
Британский двигатель, считавшийся пожароопасным, также заменили. Польский танк оснащался 6-цилиндровым двигателем Saurer VBLDb (PZInż.235) мощностью 110 л.с. при 1800 об\мин. Система охлаждения - жидкостная. Циркуляция воздуха внутри моторного и боевого отделения обеспечивалась двумя вентиляторами. Топливные баки располагались спереди. Основной бак на 110 литров располагался рядом с местом водителя, запасной на 20 литров - рядом с коробкой передач. Примерный расход топлива при движении по шоссе составлял 80 литров на 100 км, а при движении по местности он увеличивался до 100 литров на то же расстояние (примерно 22 литра в час).
Трансмиссия танка, располагавшаяся в передней части корпуса, включала карданный вал, многодисковый главный и бортовые фрикционы, бортовые передачи, приводы управления и коробку переключения передач. Скорость при движении на первой передаче составляла 7 км/ч, на второй - 13 км/ч, на третьей - 22 км/ч и на четвертой - 37 км/ч.
Экипаж танка состоял из 3-х человек. Механик-водитель располагался в передней части корпуса справа, командир - в башне справа, наводчик - в башне слева. Приборы наблюдения были просты и немногочисленны. В бортах башен были выполнены по две смотровые щели защищенные бронестенками, а рядом с пулеметами устанавливались телескопические прицелы. У механика-водителя имелся только передний двухстворчатый люк, в котором также была вырезана смотровая щель. Перископические приборы на двухбашенных танках не устанавливались.

После модернизации танк получил обозначение VAU-33 ("Vickers-Armstrong-Ursus" или "Vickers-Armstrong Ulepszony”, заводское обозначение - PZInż.120). Одновременно в разработке находился однобашенный вариант с 37-мм танковой пушкой Bofors и спаренным с ней 7,92-мм пулеметом wz.30.
Первый прототип танка, поступивший на испытания в августе 1934 года был двухбашенным и носил гордое имя "Smok" ("Дракон", серийный номер 1595). Хотя времени у разрабочиков было вполне достаточно опытный образец танк был частично изготовлен из неброневой стали. На ходовых испытаниях, продолжавшихся с 16 августа по 1 сентября, танк прошел 1100 км. Второй "железный" прототип ("Slon", номер 1596) был доставлен на полигон 13 августа 1935 года. Существует также мнение, что был изготовлен и третий опытный образец (номер 1597).

Сравнение с британским Mk.E не оставляло сомнений, что польским конструкторам удалось оптимизировать конструкцию танка и сделать её более надежной. Наиболее существенные замечания касались улучшения охлаждения двигателя, усиления подвески и замены вооружения на более мощное. После выпуска прототипов армия выдала заказ на постройку легких танков обеих модификаций под обозначением 7ТР (7-Tonowy Polsky). Тем не менее, развертывание серийного производства проходило не столь гладко.
Двухбашенный 7ТР был принят на вооружение польской армии в качестве переходного варианта, пока не будет налажен выпуск новой модификации. Параллельно был разработан альтернативный вариант с одним 13,2-мм пулеметом Hotchkiss (боезапас 720 патронов) и одним 7,92-мм пулеметом wz.30 - всего было получено 16 таких машин. Также предполагалось заменить один из пулеметов 37-мм пушкой Puteau SA18, разоружив старые FT-17, но этот вариант так и не был реализован.
В процессе дальнейшей модернизации часть двухбашенных танков была оснащена радиостанциями RKBc или N2C. Дальность связи была, соответственно, 6 и 25 км. Также предусматривалось два варианта установки мачтовых антенн. В первом случае одна антенна устанвливалсь за башнями, во втором случае на танк устанвливалось две антенны впереди и сзади башен. Из-за нехватки оборудования радиостанции получили только танки командироов взводов, рот и батальонов.

 

7TP - однобашенный

Уже в 1935 году было очевидно, что двухбашенный 7ТР не имеет резервов для модернизации, поэтому основной приоритет имел однобашенный вариант, однако долгое время нерешенной оставалась проблема с типом орудия. В течении 1934-1936 гг. было рассмотрено по меньшей мере шесть вариантов: противотанковвая 47-мм пушка "Пуля" (armate 47 mm "Pocisk"), 55-мм пушка конструкции Zaklady Starachowickie (ZS), 47-мм пушка конструкции инженера Рогла (Rogla), 40-мм пушка L55, 40-мм танковая пушка Vickers и 40-мм пушка ZS (возможно - копия Bofors аналогичного калибра). Требования к артиллерийской системе предъявлялись вполне стандартные. В частности, танковое орудие должно было иметь компактные размеры, высокую скорострельность, возможность борьбы с бронетехникой противника и, что важно, хорошие эксплуатационные качества. перебрав все возможные варианты было решено, что на однобашенные 7ТР будут установлены 37-мм пушки Bofors, закупки которых предполагалось осуществить в Швеции. В ходе переговоров польская сторона смогла договориться о довольно смелых условиях контракта. Фирма Bofors была согласна не только поставить пушки, но и изготовить башню по предоставленным чертежам. Во многом она соответствовала "виккерсу", но предназначалась под установку 37-мм орудия.
Работы были начаты в декабре 1935 года и в ноябре 1936 года фирма Bofors представила башню с установленной в ней 37-мм пушкой. Интересно, что от дальнейших поставок из Швеции готовых башен поляки отказались. Вместо этого инженером Фабриковским была создана "адаптированная" конструкция, предназначенная для установки на первый прототип 7ТР. Изменения коснулись только подбашенной коробки и размещения аккумуляторных батарей, которые были перенесены из боевого отделения в трансмиссионное. Башня была выполнена в форме усеченного конуса и имела дифференцированное бронирование. Лобовая часть, борта, корма и маска пушки изготовлялись из бронелистов толщиной 15 мм, крыша имела толщину 8-10 мм. Из-за особенностей компоновки корпуса башню пришлось установить со смещением на левый борт.

После испытаний, проведенных в период с 3 по 17 февраля 1937 года, башни были признаны польской армией пригодными для установки на танки 7ТР. Модернизированные машины получили фирменное обозначение PZInż.220. Серийная продукция отличалась кормовой нишей и люком на крыше башни, а не в кормовом бронелисте. Ниша выполняла две функции - она служила противовесом для орудия и одновременно использовалась для установки радиостанций N2C или RKBc, которые устанавливались на танках с осени 1938 года. Всего успели получить 38 новых радиостанций (в 1937-м - две, в 1938-м - 12 и в 1939 - 24 штуки), которые предназначались для танков командиров рот, взводом и батальонов. Для дополнительной вентиляции боевого отделения в крыше были выполнены два вентиляционных отверстия.
Шведская 37-мм пушка Bofors для своего времени обладала высокими боевыми качествами и была способна поражать практически любой танк. На дистанции до 300 метров бронебойный снаряд мог пробивать броню толщиной до 60 мм, до 500 метров - 48 мм, до 1000 метров - 30 мм, до 2000 метров - 20 мм. Бронебойный снаряд весил 700 грамм и развивал начальную скорость 810 м\с. Практическая дальность составляла 7100 метров, скорострельность - 10 выстрелов в минуту. Боекомплект для пушки размещался следующим образом: 76 выстрелов в нижней части боевого отделения и 4 выстрела в башне. Вместе с пушкой был спарен 7,92-мм пулемет wz.30 в бронированном кожухе, боекомплект к которому составлял 3960 патронов.

По официальным документам танки никогда не проходили как 7TP dw (dwuwieżowy - двухбашенный) и 7TP jw (jednowieżowy - однобашенный). Эти названия польские историки ввели уже после войны для разделения модификаций танка 7ТР.

Производство легких танков 7ТР

Заказы на поставку комплектующих для 7ТР распределили между десятком предприятий, но окончательная сборка производилась силами PZInż. С 1936 года к выпуску танков был подключен завод в Урсусе, где открылись новые производственные мощности.
Первые 18 из 22 заказанных танков были собраны в течении оставшихся месяцев 1935 года, так что в следующем году PZInż поставили только 4 машины. В немалой степени столь высокому темпу способствовало решение использовать на 7ТР первой серии башни от танков Vickers Mk.E, которые в это же время проходили модернизацию. Кстати, характерные надстройки на крыше башен предназначались для хранения магазинов к пулеметам и являлись исключительно польским нововведением.
Второй контракт был подписан 7 февраля 1936 г., а в скором времени был заключен и третий, ещё на 18 машин. Впрочем, после сборки двух танков последовало распоряжение прекратить выпуск двухбашенных 7ТР и перейти на выпуск танков с одной башней и 37-мм пушкой. Из-за этого сроки поставок пришлось сдвинуть на май 1938 г.
Пока в Польше разворачивалось серийное производство 7ТР шведская фирма Bofors отказалась от поставок смотровых приборов и механизмов подъёма орудия. Эти элементы пришлось срочно разрабатывать своими силами. Оборудование для визуального наблюдения состояло из оптического видоискателя LCz-1x30, перископического наблюдательного прибора wz.37 и перископа конструкции инженера Гундлаха (wz.34). Перископ Гудлаха имел возможность кругового вращения и вертикальный обзор в пределах от -10° до +25&deg. Благодаря призматическим приспособлениям командир танка мог сидеть неподвижно, вращая только сам перископ. Помимо этого в бортах башни появились смотровые щели прикрытые бронестеклом.
Четвертый контракт, предполагал поставку 49 однобашенных 7ТР в срок с 1 января по 3 июня 1938 г. Уложиться в столь жесткий график PZInż не смогли, и фактически приёмка танков проводилась двумя партиями. С ноября по декабрь 1938 г. было принято 16 машин, а в январе-феврале 1939 г. – остальные 33. Не лишним будет упомянуть о том, что из-за недостатка средств деньги были получены от сделки по продаже танков FT-17 осенью 1936 года Уругваю, которые на самом деле отправились в Испанию. Так что поляки, помогая республиканцам, преследовали скорее меркантильные интересы.
Пятый по счету контракт на 18 однобашенных танков был выполнен в период с июня 1938 г. по май 1939 г. Далее предполагалось наладить выпуск более современных легких танков 9ТР (рассматривался как очередной временный вариант) и крейсерских 14ТР, однако эти планы вскоре пришлось изменить.

Давно мечтавшая о реванше Германия не скрывала своих агрессивных намерений и после оккупации Чехии начала активно работать по вопросу Данцига. Переговоры 1938 года провалились из-за принципиальной несговорчивости обеих сторон. Видя пример Чехословакии в Польше хорошо понимали, что на Данциге аппетиты немцев не утолятся. К тому же, большую роль сыграла самонадеянность польской стороны, действовавший по принципу "Запад нас не оставит". Как оказалось, как-раз западные союзники готовы были пожертвовать своими восточными соседями.
Предвидя угрозу скорой войны в апреле 1939 года был срочно оформлен шестой контракт на поставку 32 танков. Сроки поставок оговаривались следующим образом: 11 машин к 31 августа и 21 машина к 30 сентября. Заказ был бы выполнен в срок, если бы не война и задержка с поставками броневых плит от предприятия "Batory". Как оказалось, производственные мощности были сильно загружены зарубежными заказами, в том числе и от Германии (!) - когда речь шла о прибыли обороноспособность страны отходила для польских промышленников на второе место.
Тем временем, в январе 1939 года, удалось завершить расширение производственных мощностей PZInż, что позволяло выпускать по 24 танка ежемесячно. Полагаясь на это 5 июня был заключен следующий контракт на 50 танков со сроком сдачи с декабря 1939 по февраль 1940 года. Далее, 29 июня, последовал заказ ещё на 150 машин, которые предстояло выпустить в марте-апреле 1940 г. При этом, 100 танков должны были нести усиленное бронирование. Последние два контракта были оформлены за несколько недель до войны - 8 и 16 августа. Планировалось, что в течении весны-лета 1940 года удастся получить ещё 82 танка, из которых 32 (второй заказ) предназначались для 10 моторизованной кавалерийской бригады. Таким образом, за 1939-1940 года польская армия рассчитывала получить не менее 282 танков.

На вполне уместный вопрос о целесообразности возобновления производства заведомо устаревшего танка имеется вполне обоснованный ответ. К сентябрю 1939 года польской промышленности так и не удалось наладить производство танков 9ТР и 14ТР, причем прототип последнего только начали собирать. Фактически танк 7ТР в однобашенном варианте можно было считать устаревшим уже в момент принятия на вооружение, поскольку по основным параметрам он едва превосходил советский Т-26 образца 1938-1939 гг. и уступал немецкому Pz.Kpfw.III. Но если немецкая машина имела солидный резерв для модернизации, то для 7ТР эта тема была практически закрыта. Поставки танков из Франции и Великобритании также находились под большим вопросом, поскольку там выполнялась собственная мобилизационная программа. В сложившейся ситуации выбирать польскому командованию не приходилось, поэтому танки 7ТР и танкетки TK-3\TKS так и остались основными боевыми машинами Войска Польского вплоть до капитуляции.

Модификации 7ТР

Работы по модернизированному варианту 9ТР были начаты непосредственно перед войной. Танк планировалось выпускать в двух вариантах: первый из них отличался 40-мм пушкой, второй – усиленным бронированием. Общей чертой танков 9ТР был новый дизельный двигатель Saurer CT1D / PZLInż.155, усиленная подвеска и более широкие траки гусениц. Ни одного танка 9ТР до немецкого вторжения построить не удалось, хотя встречаются утверждения о якобы изготовленной летом 1939 года серии из 11 машин.

Одной из последних версий была ЗСУ вооруженная двумя 20-мм пушками FK-A wz.38 L/73.5, однако серийно эта модификация танка не строилась. Фотографий или чертежей этой интересной машины пока найти не удалось.
Кроме того, в 1936 году второй прототип 7ТР (№1596) был адаптирован под установку на самодвижущуюся ж\д платформу. Этот эксперимент проводился под воздействием удачных испытаний бронедрезин с использованием легких танков FT-17 и TKS, однако от массового выпуска таких импровизированных бронесистем отказались.

Несомненно удачное шасси легкого танка послужило базой для артиллерийского тягача. Польская армия давно нуждалась в мощной гусеничной машине, способной транспортировать не только легкие орудия. Находившиеся на вооружении полугусеничные тягачи Citroen-Kegresse обладали плохой проходимостью и низкой надежностью ходовой части, поэтому армейское командование давно желало заменить их на что-нибудь более подходящее. Работы по тягачу на танковом шасси начались одновременно с испытаниями легких танков 7ТР.
В 1933 г. были построены два прототипа – С6Р и С6Т. Первый из них отличался передним расположением двигателя и передними ведущими колесами, ходовая часть второго тягача почти не отличалась от танковой. На обоих прототипах устанавливался двигатель PZlnż.235 мощностью 115 л.с., а вместо башни монтировалась полубронированная рубка для водителя и механика. Для серийного производства выбрали С6Р, позднее доработав его и переименовав в С7Р (Ciagnik Siedmiotonowy Polski – тягач 7-тонный польский). До сентября 1939 г. успели собрать 151 тягачей из 350 заказанных.
Большая часть серийных тягачей (108 штук) использовались главным образом для транспортировки 220-мм мортир Skoda, но 18 С7Р находились в распоряжении 10-й Кавалерийской Бригады и предназначались для перевозки танков и танкеток к полю боя на специальных платформах. Ещё 52 тягача планировалась собрать к 1942 г. в варианте бульдозеров и снегоочистителей, но выполнить этот заказ предприятие Ursus не смогло. Тягачи С7Р активно использовались в оборонительной войне 1939 г., а после захвата Польши они находились в эксплуатации в вермахте до 1941 г. включительно.

Танки на экспорт

В то время как серийное производство 7ТР для польской армии едва набирало обороты к Польше потянулись иностранные покупатели. В январе 1937 г. Швеция выступила с предложением закупить один танк для тестов и от 20 до 60 небронированных шасси и тракторов С7Р, но польское правительство не сочло нужным выполнить этот заказ. Также не получилось договориться с Голландией, которая к середине 1930-х гг. осталась без танков вообще.

Не лучшим образом сложилась история с заказом для Эстонии. В 1937 г. эстонская армия ознакомилась с танками 7ТР и была заинтересована в закупке 4 машин в однобашенном варианте. Поляки были не против, но вместо стандартного варианта 7TP jw. они предложили Эстонии комбинированный вариант: шасси и корпус оставили от 7ТР, а вот башни были от Vickers Mk.E Type B. В итоге эстонцы отказались от закупок польской техники.

Гораздо щедрее оказалась турецкая военная миссия, сумевшая в 1938 г. договориться о начале лицензионного выпуска 7ТР. Польша передала Турции пакет технической документации, но на этом добрососедские отношения между двумя странами завершились из-за начавшей войны с Германией. Кроме того, нереализованным остался заказ на 36 танков от Югославии и Греции.

7ТР в боях Второй Мировой

Согласно планам развития польских бронетанковых сил на 1936-1942 гг. предполагалось создать восемь батальонов легких танков, подчиненных непосредственно Верховному главнокомандующему. Вопрос стал только за финансированием и тут свою негативную роль сыграли недостатки 7ТР. Обладая противопульными бронированием легкие танки, как показали бои в Испании, не были тяжелой добычей для расчетов противотанковой артиллерии. Несмотря на то, что средства на постройку 7ТР всё же были выделены основной упор делался на развитие и производство ПТО.
Первые четыре двухбашенных танка, выпущенных в 1934 году, в сентябре 1935 года были направлены в 3-й бронебатальон дислоцированный в Варшаве. Спустя менее чем полгода было получено ещё 14 танков, что позволило полностью укомплектовать это подразделение, которому по штату полагалось 15 7ТР. Остальные 4 машин из первого заказа передали в 11-й учебный батальон Модлинского учебного центра бронесил. Далее все танки направлялись в состав 3-го бронебатальона, который также получил первые 12 танков однобашенной модификации - в 1938 году они приняли участие сначала в Волынских учениях, а затем во вторжении в Тешинскую область.
По состоянию на 23 ноября 1938 года парк танков 7ТР обоих модификаций насчитывал 58 единиц. Из этого количества 25 танков находилось в 3-го бронебатальоне (49 в мобилизационном запасе и 3 учебных), 5 в Учебном центре бронетанковых войск и 1 опытный.
В период с декабря 1938 по май 1939 года большая часть машин четвертого заказа была направлена во 2-й бронебатальон дислоцированный в Журавице и, частично, в 3-й бронебатальон для замены двухбашенных машин. Впоследствии четыре 7ТРdw были переданы в Учебный центр. Таким образом, зимой 1939 года, 2-й бронебатальон располагал наиболее пёстрым составом. В нем находилось 44 однобашенных и 17 двухбашенных 7ТР, 30 Vickers Mk.E, 70 FT-17, а также 38 танкеток TK-3 и 18 TKS. К августу количество однобашенных 7ТР увеличилось до 47, а однобашенных сократилось до 10 единиц.
В то же время 3-й бронебатальон располагал 49 однобашенными и 7 учебнах двухбашенными 7ТР, в число которых входил второй прототип. Остальные 10 машин входили в состав танкового парка Учебного центра в Модлине. Из них - 8 были двухбашенными, а один танк являлся первым прототипом переоборудованным под установку одной башни. Ещё 11 танков в августе 1939 года находились на предприятии и ожидали военной приёмки.
После объявления мобилизации танковые подразделения были переформированы. Так, 3-й бронебатальон был преобразован в 1-й батальон легких танков, а 2-й бронебатальон стал называться 2-м батальоном легких танков. Каждый батальон включал по 53 танка и другую штатную технику, включая штабной танк, три тягача С7Р и два тягача С4Р.

1-й батальон легких танков входил в состав армии "Prusy” на 1 сентября 1939 года имел в своём распоряжении 49 машин. Война застала его в пути на Иновроцлав, из-за чего танки развернули в направлении на Торунь и 2-го сентября их выгрузили Колюшках. Батальон был тотчас переброшен под Томашув Мазовецкий и передан в подчинение генералу Р.Дрешеру. В течении 3-го сентября активных действий поляки не предпринимали - лишь несколько 7ТР совершили разведку в направлении на Пилицу. На следующий день танки вели патрулирование у Могельнице и только 6-го сентября состоялось первое столкновение с немецкими танками, закончившеся "вничью".
Утром 7-го сентября батальон оказывал поддержку 13-й пехотной дивизии у Спалы и Нового Мяста. Пехотное командование, воспитанное в "лучших традициях" Первой мировой войны, считало танки лишь средством усиления и с легкой руки полковника У.Зубош-Калинского их распределили по отдельным подразделениям дивизии. Тем не менее, танкистам 1-й роты в бою на реке Джевичке удалось подбить три немецких танков при потере двух своих, в то время как 2-я рота претендовала на семь подбитых против трех своих. Все пять польских машин можно было сразу отнести к безвозвратным потерям, поскольку поле боя в обих случаях осталось за немцами. Танки 3-й роты смогли не похвастаться большими успехами - в районе Опочны им удалось уничтожить лишь две бронемашины.
А далее последовал разгром. Потеряв централизованное управление 2-й батальон начал постепенно откатываться в тыл, попутно пытаясь поддержать пехоту. В течении 9-12 сентября основные силы из 24 танков, состоявшая из 3-й роты и отдельных взводов 1-й и 2-й рот, держала оборону в районе Вислы и Пилицы. Наиболее удачно действовала группа из семи танков под командованием капитана Гурского, прикрывавшая части 44-го пехотного полка. В нескольких боях экипажам 7ТР удалось подбить и захватить около десятка немецких танков и машин, однако из-за отсутствия топлива воспользоваться этими трофеями в полной мере не удалось и при отступлении все танки пришлось уничтожить или бросить. Шесть других 7ТР из 2-й роты по той же причине пришлось затопить в Висле.
Дольше всего продержалась 3-я рота, которая 13 сентября отошла Гарволина-Рыки, перейдя в распоряжение армии "Lublin”. Их направили в состав Варшавской Броне-Моторизованной Бригады (Warszawskiej Brygady Pancerno-Motorowej), в составе которой собрали бронемашины wz.34, танкетки TKS и TK3, и легкие танки Vickers Mk.E. 17 сентября этому соединению поставили задачу прорываться на Львов. В первом бою под Юзефувом 3-я рота уничтожил два немецких танка без собственных потерь, однако следующий бой оказался более сложным.
Утром 18 сентября капитан Коссобудзский получил приказ оставшимися 22 танками поддержать атаку 3-й роты 1-го пехотного полка под Томашув Любельским и Пасекой. Удача тогда была явно на стороне поляков - немцы потеряли 6 танков, 4 бронемашины и 8 ПТО. Город уже был частично освобожден когда вермахт нанес мощный контрудар. Танковая рота потеряла в этом бою восемь танков, из которых удалось эвакуировать только один. Около 14 часов удар нанесли основные силы, уничтожив более 20 единиц вражеской бронетехники, но польское наступление на Львов явно выдохлось. Сказывалась нехватка горючего и запасных частей, экипажи были сильно измотаны в предыдущих боях, а техника требовала текущего ремонта. К утру 19 сентября от прежней силы осталось всего семь 7ТР, один Vickers Mk.E и четыре TKS. Последняя скоординированная атака была предпринята в районе Рогужно, где поляки потеряли ещё 5 танков. Оставшиеся два были уничтожены 20 сентября своими экипажами, чтобы они не попали в руки немцев.

2-й батальон также имел 49 танков. Он входил в Оперативную Группу "Piotrkow” группы армий "Lodz”. Утром 4-го сентября танки 1-й роты удачно поддержали оборону под Прудками, подбив три немецких танка и потеряв один свой. Параллельно 2-я рота занималась уничтожением вражеского плацдарма в лесу Выгода, где две машины получили повреждения.
5 сентября батальон получил более тяжелую задачу. Танкам 2-й роты предстояло наступать в направлении Ежув-лес Выгода, а 1-я и 3-я роты атаковали противника в районе Семки-Киселе. Особо удалось тогда отличиться 2-й роте, которая подбила 11 танков, 8 бронемашин и 2 ПТО. При этом, экипаж одного из 7ТР поджег пять Pz.I и Pz.II. К концу дня счет уничтоженных вражеских танков увеличился до 15, однако полякам не удалось перехватить инициативу на этом участке фронта. Собственные потери составили 5 танков уничтоженными и 5 поврежденными. Надо отметить, что немецкие танкисты по достоинству оценили польские танки – есть свидетельства, что после очередного боя несколько экипажей оставили свои Pz.I и пересели на 7ТР.
Батальон разделили на две группы, одна из которых, под командованием майора Карпова, 6 сентября соежинилась с Волынской кавбригадой. Вторая (с 24 танками) под командованием маойра Круцинского отошла к югу от Тушина. После ремонта выяснились, что боеспособными осталось всего 17 танков. Семь других пришлось вывести из строя и бросить. В это же время группа Карпова, потеряв в пути одну машину, дошла до Маланувки где у танков закончилось топливо. Командир, отправившись на поиски горючего, не вернулся и экипажи приняли решение слить оставшееся топлива в три танка, которые пошли на Варшаву. По пути им пришлось вступить в бой с немецкими авангардом, что привело к потере ещё одной машины. Развернушись на Маланувку поляки обнаружили, что населенный пункт уже занят противником - в бою с танками 4-й танковой дивизии были уничтожены посление два 7ТР и личному составу пришлось уходить в тыл пешком.
Остатки 2-го батальона были объеденеы под командованием капитана Слупского отступали к Люблину разделившись на две группы. К 10 сентября им удалось достичь Бреста, где экипажи разместили в казармах 4-го бронебатальона. Танки подвергли ремонту, но вернуть в боеспособное состояние удалось только 14 машин. Из них сформировали одну полноценную роту под командованием капитана Хайденко и 14 сентября танки направились на Ковель. В течении следующего дня роты выдержала несколько столкновений с частями немецкой 3-й танковой дивизии потеряв три 7ТР. Не имея четкой боевой задачи танкисты вынуждены были действовать на свой усмотрение, пока 17 сентября 1939 года не был получен приказ прорываться в Румынию. Достигнуть границы удалось пракически всем танкам, однако на этом боевой путь 2-го батальон трагически оборвался. Не имея доплива для далнейшего движения экипажи бросили свои машины, некоторые из которых даже не пытались вывести из строя. Личный состав отбыл на румынскую территорию своим ходом 19 сентября.

Последний бой танки 7ТР приняли в районе Варшавы. Сразу после начала войны из имевшихся в польской столице машин сформировали две роты. Одна была укомплектована 11 новыми танками только проходившими военную приёмку на полигоне, а вторая включала в себя 7 танков из Учебного центра в Модлине и 4 танка из состава 3-го бронебатальона. Командирами рот назначили соответственно капитанов Гронбчевского и Махалковского.
Первая боевая вылазка была проведена 7 сентября в районе Груйца, где ожидалось появление немецких танков. В течении 9-10 сентября экипажи танков 7ТР вели напряженные бои в предместьях Варшавы, несколько раз заставляя противника оставить занятые им позиции. Полякам удалось подбить два танка при потере одного 7ТР и ещё две машины получили повреждения.
Новая вылазка последовала 12 сентября, когда группа из нескольких 7ТР стремительно атаковала противника на шоссе Варшава-Краков и сумела захватить один вражеский танк. Однако немцы быстро провели контратаку, в ходе которой было уничтожено два и подбито ещё два 7ТР. Все польские машины, оставшиеся на поле боя, были захвачены немцами. В это же время другая рота участвовала в отражении атаки на аэродром Служевеце, потеряв три танка.
15 сентября польские танки и пехота предприняли попытку выйти на соединение с частями армии "Poznan”. В ходе контратаки взвод лишился половины танков, а остальные отошли назад к Варшаве.
18 сентября остатки двух рот были направлены к реке Воля, где велись ожесточенные бои. На этот раз сдержать наступление 1-й легкой дивизии немцев удалось ценой потери двух машин. По состоянию на 26 сентября у защитников Варшавы осталось всего шесть 7ТР, которые пришлось вывести из строя, во избежание захвата противником.

Общий итог боевого применения легких танков 7ТР таков: примерно 70 машин было уничтожено в боевых условиях, 20 танков в различном состоянии попали в руки немцев, 1 достался РККА, 13 танков потеряли по техническим причинам и около 20 были интернированы румынскими властями.

После поражения Польши несколько захваченных 7ТР были перекрашены по немецкому стандарту и приняли участие в "параде победы”, который состоялся в Варшаве 8 октября 1939 г. В дальнейшем трофейные польские танки вошли в состав вермахта. Первым подразделением, получившим 7ТР, стала 4-я рота 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, которые успели даже повоевать во Франции в мае-июне 1940 г. Затем полк был переброше в Норвегию, за исключением одной роты оставленной во Франции. Остальные танки использовались для несения полицейской службы на оккупированных территориях (в Польше, Баларуси и Украине) вплоть до 1944 г.

В сентябре 1939 года несколько 7ТР также досталось в качестве трофеев Красной Армии. Один из них (номер 5091) был отправлен на полигон в Кубинку, где советские специалисты зимой в период с 7 по 11 октября 1940 г. провели его испытания. По большинству параметров 7ТР соответствовал легкому танку Т-26-1 (Т-26 образца 1939 года) и поэтому не вызвал особого интереса. Однако было отмечено, что польская машина оснащена отличными смотровыми приборами - особенно хвалили перископ системы Гундлаха. Также интерес представлял дизельный двигатель, усиленная подвеска, улучшенная система трансмиссии и хороший состав брони польского танка.
По последним данным на территории Западной Украины и Беларуси частями РККА было захвачено не менее 15 польских танков. Весь этот "хлам" надлежало сдать на центральные склады, где трофеи постпенно утилизировались. По состоянию на 1 января 1941 года в Киеве ещё оставалось по одному 7ТР (двухбашенный) и FT-17, а также два С7Р. Использовать эти танки по назначению не представлялось возможным, в связи с чем башни с 7ТР были сняты и установлены на бронепоезд. Танк оставшийся в Кубинке после испытаний был зачислен в состав танкового музея, но при эвакуации осенью 1941 года его следы потерялись.


Тактико-технические характеристики

Вес: 9,9 т
Экипаж: 3 человека
Двигатель: дизель 110 л.с.
Скорость: 32 км/ч
Запас хода по шоссе: 150 км
Длина: 4,75 м
Ширина: 2,40 м
Высота: 2,27 м
Вооружение: 37-мм пушка wz.37 Bofors L/45 и 7,92-мм пулемёт wz.30 TMG или 2х7,92-мм пулемёта wz.30 TMG
Бронирование: 5-18 мм



Источник: http://www.aviarmor.net
Категория: Бронетехника других стран | Добавил: Sam_(Rus) (08.03.2010)
Просмотров: 4825 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Форма входа

Мини-чат

Музыка военных лет

Друзья сайта



Copyright MyCorp © 2017